Ремонт, строительство, отделка — делаем под ключ

Спецкора “Ъ” оштрафовали на 10 тысяч рублей за визит к «Лефортово»

Спецкора “Ъ” оштрафовали на 10 тысяч рублей за визит к «Лефортово»

«Футболка отражала мое настроение»

Люблинский райсуд Москвы оштрафовал на 10 тыс. рублей спецкорреспондента “Ъ” Ольгу Алленову за футболку с надписью в поддержку бывшего коллеги Ивана Сафронова. В ней журналистка пришла к СИЗО «Лефортово», где 13 июля господину Сафронову предъявляли обвинение в госизмене, чтобы выполнить свои обязанности журналиста: взять интервью у адвокатов, родственников и написать репортаж. Но полиция сочла, что с другими журналистами госпожа Алленова участвует в несогласованной акции, а ее футболка является «средством агитации». Вскоре суды рассмотрят дела остальных журналистов, задержанных вместе с Ольгой Алленовой 13 июля у «Лефортово».

Спецкора “Ъ” оштрафовали на 10 тысяч рублей за визит к «Лефортово»

Перед началом судебного заседания корреспондент “Ъ” обсуждал с защитником Сергеем Тельновым детали административного дела, но судебный пристав, заметив диктофон в руке журналиста, потребовал прекратить беседу. Спецкора “Ъ” Ольгу Алленову, которая в это время сидела на скамье неподалеку от зала заседаний и изучала подготовленные защитником ходатайства по своему делу, удивило такое требование пристава. Она сказала, что тот нарушает закон о СМИ, запрещая корреспонденту узнавать информацию по делу. Однако ни сам пристав, ни его начальник Сергей Чуприн, которому корреспондент “Ъ” рассказал о действиях подчиненного, своего мнения не изменили. Более того, один из сотрудников ФССП, подоспевший на помощь коллеге, сказал, что корреспондент не только не может брать аудиоинтервью в коридоре суда, но и вообще обсуждать какие-либо детали дела.

«Это неправильно. По общей практике в районных судах и у нас, в Мосгорсуде, не делаем видеоинтервью, чтобы не мешать работе суда. Каких-то оснований к запрету взять устное интервью под диктофон в коридоре суда я не вижу»,— прокомментировала “Ъ” инцидент пресс-секретарь Мосгорсуда Ульяна Солопова и отметила, что попросит пресс-секретаря Люблинского суда обратить на это внимание судебных приставов.

Само заседание началось с трех ходатайств защитника от «ОВД-Инфо» Сергея Тельнова. Он просил суд обеспечить ведение протокола заседания, ввести в процесс прокурора или инспектора из ОМВД по району Капотня, который составлял административный протокол, чтобы «обеспечить состязательность сторон», и, наконец, вызвать в суд двух полицейских, проводивших задержание госпожи Алленовой, чтобы проверить достоверность их показаний в рапортах. Судья Антон Ильин, назначенный на эту должность президентским указом от 22 апреля 2020 года, на месте постановил отказать во всех ходатайствах. Он пояснил, что в отделе полицейских предупреждали о даче ложных показаний, поэтому вызывать их в суд нет необходимости, и предоставил слово Ольге Алленовой.

«Ваша честь, 13 июля я пришла к следственному изолятору СИЗО «Лефортово» как журналист»,— начала свою речь госпожа Алленова. В тот день в следственном управлении ФСБ, которое соединено общим коридором с изолятором, предъявляли обвинение в госизмене путем шпионажа (ст. 275 УК РФ, до 20 лет лишения свободы) бывшему коллеге Ольги Алленовой Ивану Сафронову, с которым она проработала около 10 лет в одном издательском доме «Коммерсантъ». В изоляторе господин Сафронов, последние несколько месяцев работавший советником главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, содержится с 7 июля. Он не признает вины и напрямую связывает свое преследование с журналистской деятельностью.

Почему ФСБ просит наказать уже пять адвокатов по делу бывшего журналиста

«Я находилась возле следственного изолятора «Лефортово», общалась с коллегами, общалась с родственниками Ивана. Я стояла на газоне. Не мешала ни машинам, ни прохожим,— рассказывала Алленова в суде о событиях 13 июля.— В это время ко мне подошли сотрудники полиции и сказали, что я задержана. На вопрос, за что, они сказали: у вас на футболке надпись. Футболку эту мне подарили коллеги. На ней было написано: «Свободу Сафронову!» Эта футболка отражала полностью мое настроение. Мое видение этого дела. И, в конце концов, она мне просто понравилась»,— сказала госпожа Алленова, отметив, что не считает нарушением надпись на футболке, которую она надевала ни с кем не сговариваясь.

Днем 13 июля полицейские 2-го оперполка московской полиции, работая у СИЗО «Лефортово», проводили задержания тех, кто был в футболках «Свободу Сафронову!» или вставал в одиночный пикет в его поддержку. Кроме Ольги Алленовой, было задержано более 15 журналистов. Многие из них бывшие и нынешние сотрудники ИД «Коммерсантъ»: Таисия Бекбулатова, Анна Васильева, Лилия Галявиева, Мария Карпенко, Петр Пархоменко, Анна Поваго, Алла Пугачева, Александр Рассохин, Виктория Феофанова, Александр Черных. Им всем вменили в вину ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ («Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»).

В административном протоколе госпожи Алленовой события у СИЗО названы «собранием-пикетированием», «призывы к участию» в котором были размещены «заблаговременно на различных ресурсах», в том числе Facebook, а проводилась эта «акция с использованием ассоциативно-узнаваемых и идентичных, наглядных средств агитации». При этом, чтобы доказать правонарушение, префекту ЮВАО даже был направлен запрос, согласовывалось ли какое-либо публичное мероприятие у стен изолятора 13 июля, а полученный отрицательный ответ был приложен к делу как доказательство правонарушения.

Почему пикеты законны даже при COVID-19

Суду Ольга Алленова рассказала, что в автозаке ее и других задержанных держали около часа, затем еще час везли до ОМВД по району Капотня, а после еще около трех часов держали в отделении: «И того пять часов моего рабочего времени я провела в заключении. После этого я приехала к СИЗО «Лефортово», чтобы продолжить свою работу и наконец-то опросить адвокатов Ивана Сафронова, но они уже уехали, и возле СИЗО никого не было. Таким образом, я не смогла осуществить свою профессиональную деятельность и подготовить материал».

После судья предоставил слово защитнику Тельнову. Тот обратил внимание суда на «грубые нарушения», допущенные полицейскими при задержании: они не разъяснили госпоже Алленовой ее права и причины доставления в ОМВД. Из трех предусмотренных в таком случае протоколов — о доставлении, задержании и нарушении — протокол о задержании полицейские вовсе не составили. Защитник отметил, что само по себе участие в публичном мероприятии, не согласованном с властями Москвы, не влечет какой-либо ответственности.

«Описанные в протоколе действия не создавали угрозу нарушения и не могли нарушить какие-либо общественные и частные интересы, а следовательно, и действия, описанные в протоколе, не являются правонарушением. Прошу производство по делу прекратить»,— сказал защитник.

Он отметил, что, напротив, полицейские своими действиями нарушили норму УК о препятствовании журналистской деятельности.

Но все эти доводы судью Ильина не убедили. После 10 минут в совещательной комнате он назначил Ольге Алленовой 10 тыс. рублей штрафа, который она намерена обжаловать. На такую же сумму 5 августа Мещанский суд Москвы выписал штраф другому спецкору “Ъ” — Елене Черненко. Ее действия были квалифицированы как нарушение правил самоизоляции (ст. 20.6.1 КоАП РФ) во время пикета в поддержку Ивана Сафронова у здания ФСБ на Лубянке 7 июля. Суды по административным протоколам других задержанных вместе с Алленовой журналистов пройдут позже.

Роман Дорофеев

Источник