РУДН стал местом дискуссии противников и сторонников гомеопатии

РУДН стал местом дискуссии противников и сторонников гомеопатии

Диссертацию разобрали до молекул

Члены комиссии РАН по борьбе с лженаукой продолжили дискуссию, базируется ли использование гомеопатических препаратов на научных данных. Заочный спор произошел в РУДН в ходе защиты диссертации о способе производства и контроле качества так называемых релиз-активных препаратов, которые эксперты относят к гомеопатическим. Борцы в отзывах на работу указали, что автор в работе заявляет о «выраженных клинических эффектах», что не доказано. А также они заявили, что диссертация, которую написала сотрудница компании, производящей гомеопатические препараты, призвана «методически обеспечить заведомо ложную концепцию». Однако члены диссертационного совета РУДН парировали, что такие препараты в России регистрируются, дав понять, что отрицательные отзывы являются «скоординированными действиями».

Диссертационный совет Российского университета дружбы народов (РУДН) единогласно одобрил работу на тему «Разработка системы контроля качества лекарственных средств, произведенных с использованием автоматизированной микрофлюидной системы». Микрофлюидные системы — устройства, которые работают с крайне небольшим количеством жидкости (объем может составлять несколько нанолитров).

К мероприятию накануне привлек внимание общественности старший научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН Александр Панчин, сообщив в соцсетях, что это будет «защита гомеопатической диссертации».

В работе речь шла, в частности, о методе контроля и стандартизации так называемых релиз-активных лекарственных препаратов.

Автор концепции релиз-активности член-корреспондент РАН Олег Эпштейн заявлял, что релиз-активные препараты — это «группа препаратов на основе высоких разведений антител-белков, вырабатываемых иммунной системой». Господин Эпштейн является также гендиректором и научным руководителем научно-производственной фирмы «Материа Медика Холдинг», которая специализируется на производстве гомеопатических препаратов.

В заявлении комиссии по борьбе с лженаукой РАН, которое было выпущено в 2019 году, указывалось, что в релиз-активных препаратах «разведения (действующего вещества.— “Ъ”) столь высоки, что в готовых лекарственных препаратах более не остается ни одной молекулы исходного вещества».

Авторы указывали, что «с точки зрения физики и химии» «никакое свойство вещества, в частности его фармакологическая активность, не может существовать и проявляться отдельно от его молекул».

Отметим, в США релиз-активные препараты регистрируются как гомеопатические. В России в ФЗ «Об обращении лекарственных средств» также нет такого класса препаратов, только гомеопатические. Появление «релиз-активных» препаратов часто называют «ребрендингом» гомеопатических. В 2017 году комиссия РАН по борьбе с лженаукой выпустила меморандум, в котором заявила, что «лечение сверхмалыми дозами различных веществ, применяемое в гомеопатии, не имеет научных оснований»: «Гомеопатические методы диагностики и лечения следует квалифицировать как лженаучные». В Минздраве после появления меморандума заявили, что запрещать гомеопатические препараты не планируется, несмотря на то что «сообщество относится к этим препаратам неоднозначно».

Автор диссертации Марина Никифорова указывала, что релиз-активные препараты относятся к лекарствам, которые «способны вызвать выраженные клинические эффекты, имея при этом высокий профиль безопасности»: «Они хорошо зарекомендовали себя для лечения широкого спектра заболеваний — инфекционных, метаболических и психоэмоциональных расстройств. Их эффективность и безопасность доказана в многочисленных доклинических и клинических рандомизированных исследованиях».

Член комиссии РАН по борьбе с лженаукой Александр Панчин в своем отзыве, однако, подчеркнул, что «заявления о клинической эффективности этих препаратов основаны на статьях крайне низкого методологического качества»: «Это подтверждается тем, что на данный момент уже пять статей, посвященных релиз-активным препаратам, отозваны из международных научных журналов».

«Автор могла не знать о такой критике, но научный консультант Сергей Тарасов не мог не знать, будучи соавтором всех четырех отозванных статей»,— отметил господин Панчин.

«Наконец, стоит отметить, что и у автора и научного консультанта имеется конфликт интересов, который должен быть упомянут,— заявил он.— Оба они являются сотрудниками компании «Материа Медика Холдинг»».

Глава комиссии РАН по борьбе с лженаукой, завлабораторией Физико-технического института РАН академик Евгений Александров в своем отзыве говорит, что «концепция релиз-активных препаратов находится в вопиющем противоречии с фундаментальной идеей атомно-молекулярной структуры вещества, лежащей в основе современной физико-химической картины мира», и отметил, что «диссертация, призванная методически обеспечить заведомо ложную концепцию, не имеет права на защиту».

Комиссия РАН по борьбе с лженаукой рекомендовала не допускать до выборов шестерых ученых

Вице-президент по биомедицинским исследованиям Сколковского института науки и технологии доктор биологических науки Михаил Гельфанд указал, что автор, приводя данные о зарегистрированных в России релиз-активных препаратах, «не упоминает, что они регистрировались по упрощенной процедуре, принятой для гомеопатических средств, в частности, отсутствуют сведения о фармакокинетике, инструментальных методах проверки концентрации действующего вещества, обязательные для лекарственных средств».

Секретарь диссовета, впрочем, отметила, что положительных отзывов поступило больше.

При этом члены совета отметили, что обнаружили в отрицательных отзывах «не только одинаковые фразы, но и повторяющиеся абзацы»: «Такое впечатление, что люди тесно общались». Так, доктор медицинских наук Сергей Фитилев заявил, что для него «научная ценность исследования не представляла никакого сомнения», а негативные отзывы он назвал «смехотворными»: «Это мое субъективно ощущение, но я усматриваю некую координацию… Более или менее любому зрелому ученому достаточно очевидна предвзятая паранаучная мотивация этих высказываний. Я бы даже предположил, что за этим стоит какая-то меркантильная заинтересованность».

Автор работы Марина Никифорова отметила, что работа посвящена исключительно разработке системы для приготовления растворов и контроля качества для анализа таких препаратов. «Вопрос о статусе и регистрации так называемых релиз-активных препаратов к моей диссертационной работе не имеет никакого отношения,— заявила она.— Я считаю, что эти вопросы нужно адресовать в государственные органы, которые занимаются регистрацией лекарственных препаратов».

Также госпожа Никифорова заявила, что «замечания на тему количества действующего вещества в релиз-активных препаратах носят дискуссионный характер», и предложила обсуждать его на соответствующих форумах.

Она сообщила, что не знала, что ряд работ, указанных в диссертации, был отозван, и назвала это «неточностью», отметив, что опиралась еще на 12 литературных источников. Госпожа Никифорова добавила, что указывала «во всех документах», что является сотрудником компании «Материа Медика»: «В (положении о.— “Ъ”) диссертации нет пока такого пункта, как конфликт интересов. Господин Панчин может внести свое предложение в ГОСТы».

Александр Панчин между тем выразил сожаление по поводу того, что совет одобрил диссертацию, которая «не выдерживает абсолютно никакой критики». Он напомнил, что недавно РУДН получил право самостоятельно присуждать ученые степени — в обход Высшей аттестационный комиссии. «И вот как они этим распорядились,— констатировал господин Панчин.— Раньше ко всем дипломам из СССР и РФ относились одинаково и все их признавали, так как они проходили через одинаковую (пусть и неидеальную) систему аттестации. Теперь пускай не удивляются, что дипломы РУДН будут котироваться несколько иначе». По его мнению, история с защитой «релиз-активной» диссертации «ставит под сомнение право такого совета на дальнейшую аккредитацию». «Ну а члены совета, одобрившие защиту, едва ли могут с чистой совестью называть себя учеными»,— считает Александр Панчин.

Валерия Мишина

Источник