Ремонт, строительство, отделка — делаем под ключ

Почему медицинская маска стала символом борьбы с ограничениями власти

Почему медицинская маска стала символом борьбы с ограничениями власти

Или маску снимите, или напишите инструкцию

Пандемия коронавируса разделила общество на сторонников ношения медицинских масок и антимасочников. Эксперты считают, что даже вновь растущая день ото дня статистика заболеваемости не сможет заставить часть людей надеть средства защиты: одни чувствую себя несвободными и хотят «вернуть лицо», другие устали бояться. Тем временем врачи уверены, что рост ковид-пациентов не в последнюю очередь связан именно с антимасочными настроениями.

В конце августа президент общественной организации «Лиги защитников пациентов» Александр Саверский на онлайн-платформе Change.org опубликовал петицию против обязательного ношения масок.

«Люди устали от спорных ограничений, одно из которых — это обязательное ношение масок под угрозой штрафа. ВОЗ еще в апреле заявляла, что маски должны носить больные люди и специалисты из сфер повышенного риска (медицинские работники), но в июне изменила свою позицию», — объяснил господин Саверский.

Петиция набрала к настоящему моменту около восьми с половиной тысяч подписей. Ее автор уверен, что голоса противников ношения масок блокируются. «Сложно проверить, что за три недели ее подписали всего восемь тысяч человек, — сказал “Ъ” господин Саверский. — У меня во время карантина за его отмену через неделю собралось 30 тысяч без помощи сторонних ресурсов».

Почему медицинская маска стала символом борьбы с ограничениями власти

Как президент обсудил с правительством помощь гражданам во время второй волны

Петиция адресована президенту России, правительству, Роспотребнадзору и органам власти субъектов РФ. В списке требований: исключить COVID-19 из перечня заболеваний, представляющих опасность для окружающих, отменить обязательное ношение масок и вместо этого рекомендовать населению носить их без угрозы наказания.

В состав «Лиги защитников пациентов», которую возглавляет Александр Северский, входят юристы, которые бесплатно консультируют граждан по вопросам нарушения их пациентских прав. Сам господин Саверский в разные годы он был председателем Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, членом Общественного совета Минздравсоцразвития, сопредседателем Всероссийского союза пациентов. Одна из свежих инициатив «Лиги защитников пациентов» — требование убрать БАДы из аптек. Но ключевая тема последних месяцев — это борьба с ограничениями, которые вызвала пандемия. Александр Саверский выступает против дистанционного образования, продажи в аптеках препарата от коронавируса арепливир из-за широкого круга побочных эффектов и масочного режима.

Пациенты против масок

Александр Саверский рассказывает, что решил создать петицию после получения жалоб от подписчиков «Лиги защитников пациентов» в социальных сетях и знакомых. «Звонит мне знакомый, говорит, что у него друг недавно умер, 38 лет. Поднимался на пятый этаж в маске и упал. Инсульт. А ведь патологоанатом скажет, что человек умер от инсульта, маска там даже не фигурирует»,— рассказывает “Ъ” господин Саверский.

В тексте петиции он обратил внимание на временные рекомендации ВОЗ, в которых указано, что в настоящее момент нет исследований, подтверждающих пользу или побочные эффекты от всеобщего и длительного применения масок работниками здравоохранения. Впрочем, в тех же рекомендациях говорится, что, несмотря на отсутствие доказательных данных, подавляющее большинство членов группы ВОЗ поддерживают постоянное ношение медицинских масок на протяжении всей смены.

Кроме того, господин Саверский отметил, что миллионы людей в России имеют заболевания органов дыхания и сердечно-сосудистой системы. Для них, считает автор петиции, длительное ношение маски затрудняет дыхание и увеличивает риск приступов и смертей.

Он предложил создать для масок как для медицинских изделий инструкцию и противопоказания, что автоматически снимает вопрос обязательного ношения. Господин Саверский также подчеркнул, что маски нужно регулярно менять, а покупать их в большом количестве в условиях экономического кризиса для многих россиян «непозволительная роскошь».

Во всем мире маски стали символом борьбы с ограничениями власти, вызванными пандемией коронавируса. 13 сентября в Ванкувере прошел митинг против обязательного ношения масок. Организаторы назвали его «Ванкуверским маршем свободы». Примечательно, что вместе с антимасочниками на ступенях художественной галереи собрались противники прививок и сторонники конспирологических теорий о влиянии 5G. «Мы вовсе не против масок, мы выступаем за свободу. Если вы хотите надеть маску или балетную пачку, это ваше право. Но вы не имеете права надевать их на мое лицо или на лицо моих детей»,— заявила Келли Энн Вулф, исполнительный директор группы The Line Canada, которая организовала 29 августа другой канадский протест — Глобальный митинг против мер безопасности COVID-19 в Оттаве.

Почему медицинская маска стала символом борьбы с ограничениями власти

Почему в Москве власти отправляют 30% работников на удаленку

Аналогичные митинги прошли в Брюсселе, Париже, Лондоне, Мадриде и Берлине. Сообщается, что в каждой такой акции приняли участие от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Претензии и требования людей однотипные. Они называют маски «санитарной диктатурой», а это нарушает их личные права и свободы.

Власти на такие призывы населения не реагируют, а напротив ужесточают ограничения. Так, во Франции за появление без маски на улице или в магазине установили штраф в размере €135, который в случае дальнейших нарушений может достичь €1,5 тыс. При этом, согласно исследованию фонда Жан Жореса, 63% жителей Франции высказались против обязательного ношения масок.

В России недовольных масочных режимом также много. Агентство маркетинговых исследований Wanta Group еще в июле сообщило, что россияне стали реже носить маски и перчатки. Первый заместитель руководителя аппарата мэра и и правительства Москвы Алексей Немерюк заявил, что только около трети жителей носят маски в общественных местах, тогда как в мае их было более 90%.

Под петицией на странице Александра Саверского много комментариев в поддержку, объясняющих позицию антимасочников.

«Идиотизм масочного режима зашкаливает! В «Детском мире» по магазину все шляются без или со спущенными масками, но на кассе вас заставляют нацепить ее «хотя бы на подбородок», иначе отказ в обслуживании

Ты отказываешься надевать, стоишь на своем, а очередь уже гудит. Дрессируемое стадо. Могли бы все снять маски и наехать не на покупателя, а на продавца, отказывающегося делать свою работу. Так что рекомендация «просто не носите» не работает. Выживают нормальных людей, оставляют послушных и в намордниках!»

Синдром «возвращения с войны»

Вопрос обязательного ношения масок разделил общество на сторонников (тех, кто считает маску как минимум новым признаком хорошего тона) и убежденных противников ограничительных мер. Причем порой эта борьба из идеологической перерастает во вполне реальную. Пользователи Twitter поделились видео, на котором пассажиры авиакомпании KLM, совершавшей рейс Амстердам—Ивиса, дерутся из-за того, что один из них отказался надевать маску.

«Есть часть людей, которая вполне рационально считает, что маска — это защита,— объясняет социолог центра социального проектирования «Платформа» Алексей Фирсов.

— Есть часть людей, которая считает, что ношение маски — это ответственность не только перед самим собой, но и перед другими. Для этих людей относительно некомфортно видеть часть общества, которые саботируют маски».

Господин Фирсов считает, что люди в целом устали от жесткой системы ограничений и компенсируют лишения подчеркнутым пренебрежительным отношением к правилам. Кроме того, на протяжении пандемии поступали противоречивые сведения о том, защищают ли маски, а в таких ситуациях, отмечает социолог, люди склонны выбирать ту концепцию, которая кажется им удобной.

«С одной стороны, ядро ковид-диссидентов в радикальных своих формах сужалось, потому что появлялось все больше информации о болезни. Но, принимая болезнь как факт, общество перебрасывало свой скепсис на ограничительные меры, и уровень доверия к власти соответственно снижался. В итоге — и мы хорошо это почувствовали в конце мая—начале июня — возник синдром «возвращения с войны», который связан с сильной психологической компенсацией. То есть люди захотели, чтобы во всем стало меньше ограничений»,— говорит Алексей Фирсов.

Почему медицинская маска стала символом борьбы с ограничениями власти

Как число умерших от COVID-19 перевалило за важнейший психологический рубеж

Замдиректора Психологического института Российской академии образования (РАО) Наталья Кисельникова подтверждает, что, с одной стороны, нежелание носить маску — это психологическая защита, когда человек отказывается признать повод тревожиться; с другой — сопротивление контролю и давлению. «Снижение заболеваемости интерпретируется как снижение рисков, хотя при той же заболеваемости весной люди уже сидели по домам. Произошло размывание шкалы рисков из-за того, что в марте 700 случаев в Москве по сравнению со 100 казалось очень большим числом, а в июле 700 по сравнению с 6 тыс.— уже незначительным»,— отмечает госпожа Кисельникова. Психолог добавляет, что часть тех, кто не носил и не будет носить средства защиты в общественных местах,— это ковид-диссиденты, которые и в период высокой заболеваемости верили в теории заговоров и отрицали пандемию.

Попытка вернуть лицо

У социолога Алексея Фирсова есть несколько объяснений, почему именно маски стали символом борьбы. Он считает, что возникла типичная для России ситуация: при наличии формального ограничения и требования его исполнять отсутствует должная аргументация и контроль.

«Это феномен протеста, который у нас не может никогда катализироваться в политический — просто потому что инструменты заблокированы. Но проявляет он себя в насмешке над попыткой регуляторного контроля в областях, куда добраться невозможно, как курение на балконах.

Поскольку генетически у нас гражданин — всегда партизан, который играет с государством в игру: как только оно вводит ограничение, гражданин ищет обходы и лазейки. Маска стала элементом этой игры».

Кроме того, маску невозможно игнорировать, потому что она всегда напоминает о себе, а если копнуть глубже, считает господин Фирсов, она обезличивает и деперсонализирует человека, то есть превращается его в управляемую статистическую единицу. В восточной культуре, где не существует такой приватности тела, где общество живет как коллективный организм, маски давно стали нормой. Европейская же культура, говорит социолог, персонифицирована, эгоцентрична, она наделяет ответственностью самого субъекта, который рассматривает свое тело как абсолютную приватность. Попытки власти навязать обязательное ношение масок в таком случае выглядят как посягательство на свободу, о чем и говорят участники европейских митингов.

В целом, считает эксперт, люди исчерпали запас запретительной мобилизации. Он может вернуться, только если ситуация с коронавирусом снова станет критической. Судя по последней статистике, такая возможность не исключена.

«Риски COVID выше, чем риски ношения маски»

Антимасочные протесты проходят на фоне стабильного роста заболеваемости во всем мире, и в России в том числе. «Оперштаб Москвы фиксирует рост заболеваемости коронавирусом. Эта тенденция подтверждается и динамикой госпитализаций больных с коронавирусной инфекцией. За последнюю неделю число ежедневно госпитализированных больных увеличилось примерно на 30%. Надо отметить, что отчасти это происходит и потому, что многие стали вести более активную общественную жизнь, перестали соблюдать социальную дистанцию, пренебрегают ношением масок и использованием перчаток»,— рассказывает “Ъ” главврач ГКБ №15 имени Филатова Валерий Вечорко. Господин Вечорко подчеркивает, что медицинские одноразовые маски, которые сейчас рекомендовано носить на улице, выполняют барьерную функцию. Они защищают от микрокапель слюны при чихании, разговоре, близком контакте. При эпизодическом использовании неприятных последствий не возникает, уверен врач, а длительное ношение маски не требуется: использовать средства защиты необходимо в местах большого скопления людей, например, в транспорте или магазинах.

Почему медицинская маска стала символом борьбы с ограничениями власти

Как россияне оценили помощь волонтеров во время самоизоляции

Комментируя заявление господина Саверского о вреде масок для людей с хроническими заболеваниями, Валерий Вечорко обращает внимание на то, что пациентам с хроническими заболеваниями органов дыхания, напротив, особенно важно носить средства защиты: «Именно у них вероятность перенести заболевание коронавирусной инфекцией с осложненным течением особенно велика. Таким образом, риск неблагоприятного протекания заболевания у данных групп гораздо выше, чем потенциальные возможные риски от ношения маски»

Между тем в социальных сетях набирает популярность сомнительное открытое письмо бельгийских врачей и граждан правительству, в котором они заявляют, что ограничительные меры приносят больше вреда, чем пользы (письмо распространили несколько источников, например сайт The American Institute of Stress, ссылки на авторов письма нет, что говорит о его вероятной недостоверности). Российские же врачи предупреждают: развитие ситуации будет зависеть от нас самих, от нашей осознанности, ответственности и следования рекомендациям медиков. Валерий Вечорко уверен: «Сейчас ношение масок, в первую очередь в общественных местах и транспорте, становится необходимостью, так же как защита рук и соблюдение социальной дистанции. По возможности стоит сократить и количество социальных контактов без особой необходимости. Не отменяется промывание слизистых водопроводной водой или изотоническим раствором морской соли, который есть в аптеке в виде спреев. Такое отношение позволит уберечь от вероятного заражения не только себя, но и людей старшего возраста, которые находятся в группе риска по состоянию здоровья».

Наталья Удовиченко

Источник