Михаил Ефремов дал показания в суде

Михаил Ефремов дал показания в суде

«Моя вина в пьянстве»

По делу о смертельном ДТП Пресненский райсуд допросил обвиняемого в нем Михаила Ефремова. Артист утверждал, что 8 июня, когда произошла авария, он слишком много выпил, поэтому мало что помнит, но судебное следствие в том, что именно он управлял джипом, его не убедило. После этого гособвинение огласило показания артиста, в которых содержалось признание, что за рулем был он.

Допросив свидетеля со стороны защиты, суд уже вечером заслушал показания самого Михаила Ефремова.

— Михаил Олегович, вы готовы выступить? — спросила судья Елена Абрамова.

— Да, готов,— ответил подсудимый, несмотря на возражения его адвоката Эльмана Пашаева.

— В тот день уже часам к двенадцати я был пьян, потому что мешал водку с пивом,— рассказал Михаил Ефремов.— Где была машина, уже помню — то ли у дома, то ли у паба, где я обычно выпивал. Потом звонил друзьям, но не помню, поддался на их уговоры или кто-то из них втянул меня в салон машины…

Почему во мне оказались наркотики, не знаю. Сам я тяги к ним не испытываю.

Михаил Ефремов отметил, что в его джипе артиста Ивана Стебунова точно не было, а другой актер, Сергей Гармаш, приехал уже на само место ДТП.

— Удара (столкновения машин.— “Ъ”) я не помню, а в себя начал приходить только у следователя,— продолжил Михаил Ефремов.— Что говорил, также не помню, даже не могу сказать, предлагал ли мне следователь адвоката.

Когда на следующий день суд избрал Михаилу Ефремову домашний арест, он, смотря по телевизору выпуски новостей, в кадрах с места ДТП «себя не узнал».

— Это была нарезка кадров, и по ним я не мог понять, что со мной произошло, виноват я или нет в случившемся. Вину на допросе признал, потому что был похмельный и со всех сторон говорили, что я виноват.

По словам подсудимого Ефремова, поджидавшим его на выходе с допроса журналистам он сказал, что не виновен в ДТП, но они зачем-то предлог «не» вырезали.

— Я действительно принес извинение семье Захарова (водителя погибшего в ДТП Сергея Захарова.— “Ъ”) и готов был пойти на контакт с его родственниками, но, когда узнал, что их представителем стал Александр Добровинский, понял, что дело неладно.

Господин Добровинский, напомним, сразу заявил, что Захаровы деньги от Михаила Ефремова не примут.

— Моя вина в пьянстве,— отметил артист,— но брать вину за других, в том числе за Октябрьскую революцию, я не хочу.

Тогда адвокаты потерпевших напомнили, что подсудимый признавал вину не только сразу после ДТП, но и через десять дней после этого.

— Вообще, чувство вины у меня развито,— ответил на это Михаил Ефремов, добавив, что в этом деле слишком много белых пятен, чтобы он признал вину еще раз в суде.

Адвокат Добровинский сказал, что признаний было на самом деле больше. Одно из них было сделано уже в ходе психолого-психиатрической экспертизы.

— Прокомментируйте,— попросил подсудимого адвокат.

— Я не комментатор,— ответил Михаил Ефремов.

Почему Михаил Ефремов вернулся к прежнему адвокату

Отвечать на вопросы другого адвоката потерпевших, Анны Бутыриной, он и вовсе отказался, сославшись на ст. 51 Конституции, но при этом удовлетворил любопытство судьи. Последняя первым делом поинтересовалась, когда господин Ефремов получил первые права.

— Еще после армии, и с тех пор всегда был за рулем.

Grand Cherokee, который попал в аварию, Михаил Ефремов купил по рекламной акции еще в 2013 году. Последнее техобслуживание, по его словам, машина прошла в мае, за две недели до ДТП.

— Кто имел право управлять этой машиной? — поинтересовалась Елена Абрамова.

— За рулем бывали моя жена и директор, один раз, когда я был пьян, меня подвез артист, с которым я был занят в одном спектакле.

— Что вы в тот день пили?

— Водку и пиво, а потом опять искал водку…

После допроса гособвинение огласило показания Михаила Ефремова, в которых он признавал свою вину. В них говорилось, что джип был технически исправен, а управлял им, несмотря на буквально море выпитого, а также употребление наркотиков, сам обвиняемый.

Из показаний господина Ефремова следовало, что во время застолья ему позвонил его друг, артист Алексей Горбунов, находящийся на Украине. Он сообщил о тяжелой болезни проживающей в Москве матери, которой потребовался хороший врач.

— Я сел в авто и поехал в НИИ (видимо, НИИ имени Склифосовского.— “Ъ”), чтобы помочь достать врача,— говорилось в показаниях,— но уже был в невменяемом состоянии, поэтому на Смоленской площади выехал на встречку. Тут я пришел в себя, дал по тормозам, но уже было поздно.

Одна из гособвинителей при этом отметила, что семь лет назад Михаил Ефремов был судим за хулиганство, но дело в его отношении прекратили по амнистии.

Свидетели защиты дали показания в суде по делу Михаила Ефремова

А началось судебное заседание с допроса свидетеля защиты Андрея Гаева, который оказался ветераном боевых действий на востоке Украины. Он подтвердил показания своего боевого товарища Александра Кобца, видевшего на водительском сиденье джипа не Михаила Ефремова, а некоего другого человека. По словам свидетеля Гаева, он решил явиться в суд и поддержать друга, поскольку четыре года провел с ним в Донбассе и тот спас ему жизнь.

Впрочем, их показания опроверг свидетель обвинения Илья Бабиков, врач-реаниматолог, случайно оказавшийся на месте ДТП. Вместе с товарищем он помог выйти из салона джипа его водителю и усадил его на бордюр клумбы. «Это был Ефремов»,— отметил очевидец.

Алексей Соковнин

Источник