Ремонт, строительство, отделка — делаем под ключ

Корреспондента “Ъ” оштрафовали на 10 тысяч рублей за футболку в поддержку Ивана Сафронова

2

Корреспондента “Ъ” оштрафовали на 10 тысяч рублей за футболку в поддержку Ивана Сафронова

«С почином»

Люблинский суд Москвы в среду оштрафовал корреспондента “Ъ” Анну Васильеву. 13 июля ее и еще нескольких журналистов задержали у СИЗО «Лефортово» за футболки с надписью в поддержку бывшего коллеги Ивана Сафронова, обвиненного в госизмене. Интерес журналистки к делу господина Сафронова суд признал участием в несогласованной акции и назначил штраф 10 тыс. руб. Дело госпожи Васильевой рассматривалось в числе последних, ранее штрафы по таким же административным делам были назначены девятерым журналистам “Ъ”.

Для корреспондента отдела неделовых новостей “Ъ” Анны Васильевой это было уже второе посещение Люблинского суда. Изначально рассмотрение ее протокола назначили на 3 сентября, но в тот день судья Владимир Кузнецов оказался занят приговором по другому делу. Защитник журналистки Сергей Тельнов из правозащитного проекта «ОВД-Инфо» негодовал: почему не могли предупредить заранее, не пришлось бы тратить три часа рабочего времени на дорогу до суда и обратно. Но и сегодняшнее заседание, назначенное на 9:30, началось с получасовым опозданием. До госпожи Васильевой судья Кузнецов выписывал штраф 10 тыс. руб. Дарье Журиной за акцию во дворе Люблинского суда на приговоре по делу «Нового величия» 6 августа.

Сам процесс по делу Анны Васильевой длился чуть дольше, чем время его ожидания, около 45 минут, и начался с трех ходатайств защитника Тельнова. Он хотел, чтобы на заседании велся протокол, а в суд были вызваны прокурор для «поддержания обвинения» и «ключевые свидетели» — полицейские, проводившие задержание журналистки, поскольку «без их допроса будет нарушено право на защиту». Но судья Кузнецов все ходатайства отклонил: ведение протокола и участие прокурора по таким делам в законе не предусматриваются, а отказ вызвать полицейских в суд он обосновал тем, что в деле и без их допроса достаточно сведений для вынесения постановления. Решения по ходатайствам судья зачитывал, не снимая медицинской маски.

«Переходим к рассмотрению дела по существу. Васильева, проходите на трибуну»,— отказав в ходатайствах, судья Кузнецов пригласил журналистку в центр зала. На девяти прошедших заседаниях по аналогичным административным делам судьи допрашивали журналистов “Ъ” с места. Ольге Алленовой, Лилии Галявиевой, Петру Пархоменко, Алле Пугачевой и Александру Рассохину выписали штрафы 10 тыс. руб. Еще четверо журналистов “Ъ” были оштрафованы за одиночные пикеты 7 июля у здания ФСБ на Лубянке: Марианна Беленькая и Елена Черненко (ст. 20.6.1 КоАП РФ) получили штраф 10 тыс. руб., а Кирилл Кривошеев и Мария Старикова — 15 тыс. руб. Помимо Люблинского суда их дела рассматривали в Кузьминском, Мещанском, Тверском и Хамовническом судах Москвы. Дело Анны Васильевой в среду стало одним из последних.

Стоя «на трибуне», госпожа Васильева рассказывала судье Кузнецову о произошедших 13 июля событиях, в результате которых в ее отношении составили административный протокол о нарушении правил проведения митинга (ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ).

В тот день, вспоминала журналистка, в следственном управлении ФСБ предъявляли обвинение в госизмене (ст. 275 УК РФ) ее бывшему коллеге, хорошему знакомому Ивану Сафронову: «Я знала, что будут предъявлять обвинение. Единственный быстрый способ получить информацию — ехать к месту и узнать у адвокатов».

К СИЗО «Лефортово» она направилась, поскольку следственное управление ФСБ находится на территории изолятора, сопряжено с ним коридором.

В телефонной беседе с “Ъ” накануне госпожа Васильева рассказывала, что сначала она не поверила в новости о задержании Ивана Сафронова 7 июля, ей казалось, что это какая-то шутка. Вечером того же дня Лефортовский суд в закрытом режиме арестовал, а после, уже в сентябре, продлил срок ареста господина Сафронова до 7 декабря. По версии следствия, в 2017 году Иван Сафронов передал разведслужбе Чехии некие сведения о поставках вооружений и действиях вооруженных сил РФ в странах Африки и Ближнего Востока. Однако ФСБ до сих пор не разъяснила бывшему спецкорреспонденту “Ъ”, за передачу каких конкретно данных он привлекается к ответственности. Иван Сафронов, никогда не имевший доступа к гостайне, полагает, что уголовное дело в отношении него напрямую связано с журналистской деятельностью, которой он занимался до перехода в мае этого года на работу в «Роскосмос».

«На мне была майка, которую я ношу в повседневной жизни»,— рассказывала Анна Васильева судье подробности своего задержания 13 июля у СИЗО «Лефортово».

«Она сейчас на вас?» — уточнил судья. «Да, я же ее ношу в повседневной жизни»,— ответила Васильева. Затем она прочитала еще раз надпись на своей футболке: «ШпионоВания/Свободу Сафронову». Об этом ее попросил судья, поскольку он не мог полностью разглядеть надпись. Накануне судебного заседания журналистка Анна Злуникина, которая делала конечную версию дизайна этой надписи, говорила в телефонной беседе с “Ъ”: «Я не вкладывала в это никакого сакрального смысла. Там нет никакого скрытого намека на оппозиционность, на революцию — вообще ничего. Просто мне показалось, что так будет красиво».

«В 13:30 ко мне подошли полицейские,— продолжила рассказывать суду Анна Васильева о событиях 13 июля,— и попросили пройти с ними. Хотя на вопросы, на каком основании, не ответили, а просто отвели меня в автозак». После, добавила журналистка, ее и еще нескольких задержанных журналистов доставили в ОМВД по району Капотня, где предлагали написать объяснения, не дожидаясь адвокатов, и несколько раз обещали, что никаких протоколов не будет, но в итоге обещание не сдержали.

Корреспондента “Ъ” оштрафовали на 10 тысяч рублей за футболку в поддержку Ивана Сафронова

Корреспондент “Ъ” Анна Васильева во время задержания у СИЗО «Лефортово»

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

«Давайте непосредственно по самому мероприятию. Вы считаете, что ваш протокол составлен неверно? Ни в какой акции, митинге, пикетировании вы не участвовали?» — спросил судья.

«Нет, нет. Я не считаю, что это была акция. Я не считаю, что моя футболка — это средство агитации»,— ответила журналистка.

Защитник Тельнов после пояснений госпожи Васильевой сказал, что собрание у «Лефортово» «носило мирный характер, люди выполняли журналистские обязанности, пытались получить информацию от адвокатов Ивана Сафронова, в их действиях отсутствовал состав правонарушения», а рапорты сотрудников полиции дословно повторяют друг друга, даже в части орфографических ошибок. На основании всего этого защитник просил прекратить производство по делу.

После судья изучил письменные материалы дела. Среди них — протокол об административном правонарушении (есть у “Ъ”), в котором излагаются события у СИЗО «Лефортово» так, как их видели полицейские. В нем говорится, что 13 июля у изолятора «с 13:00 до 17:00 состоялось публичное массовое мероприятие в форме собрания-пикетирования… с количеством участников не менее 50 человек», «участники использовали средства наглядной агитации — плакаты, футболки с единообразным принтом», «данная акция с достаточной очевидностью объединена единством целей и общей организацией».

Но судья Кузнецов в числе прочих документов этот протокол просто пролистал, не став его зачитывать. Зато остановился на запросе отдела полиции по району Лефортово в префектуру Юго-Восточного административного округа Москвы с просьбой ответить, согласовывалось ли какое-либо мероприятие 13 июля у следственного изолятора, а следом судья обратил внимание на отрицательный ответ зампрефекта округа. После Владимир Кузнецов удалился в совещательную комнату, а через 10 минут вышел с готовым решением: «Признать Васильеву виновной и назначить штраф 10 тыс. руб.».

«С почином»,— прокомментировала журналистка решение, выходя из зала заседаний, и обещала обжаловать постановление суда.

Роман Дорофеев

Корреспондента “Ъ” оштрафовали на 10 тысяч рублей за футболку в поддержку Ивана Сафронова

Источник