Госдума хочет добавить информацию о доступе к ней в согласие на медицинские манипуляции

Госдума хочет добавить информацию о доступе к ней в согласие на медицинские манипуляции

Родственникам умершего раскроют врачебную тайну

Пациент или его законный представитель при оформлении добровольного информированного согласия на то или иное медицинское вмешательство будет указывать перечень лиц, которым разрешен или запрещен доступ к получению информации, содержащей врачебную тайну. Соответствующий законопроект приняла Госдума в первом чтении. Документ разработан с учетом решения Конституционного суда (КС), куда жаловались родственники умерших пациентов, указывая, что не могут получить сведения, как лечили их близкого человека,— они составляют врачебную тайну, а доступ к ней можно получить, если пациент заранее написал письменное согласие. КС заявил о необходимости разработки документа, который бы регламентировал доступ к таким сведениям.

Депутаты Госдумы одобрили в первом чтении законопроект, определяющий механизм, по которому родственники и представители умершего пациента смогут запрашивать информацию о врачебных действиях и лекарственных назначениях. Сейчас эти сведения не предоставляются, так как относятся к врачебной тайне. При этом доступ к данным возможен при наличии письменного согласия от самого пациента, а также по запросу от правоохранительных органов и по требованию суда.

В Госдуме ситуацию обсуждают как минимум с 2015 года.

Так, на одном из круглых столов депутат Рафаэль Марданшин указывал, что «за нежеланием предоставить такую информацию, возможно, скрывается халатность врачей и корпоративный интерес».

А депутат Салия Мурзабаева называла некорректным «говорить с еще живым человеком и просить его написать такое разрешение».

В том же 2015 году КС признал возможность раскрытия врачебной тайны в некоторых случаях. Это было сделано в отказном определении по жалобе жителя Казани Владимира Зубкова, который не смог получить медицинские документы супруги, скончавшейся в больнице. Он заявлял, что это помешало оспорить действия медиков и добиться компенсации.

КС тогда указал, что «если сведения о причине смерти и диагнозе заболевания пациента уже стали доступны, то сокрытие информации о предпринятом лечении не может оправдываться врачебной тайной».

Отказал же суд господину Зубкову, так как тот не пытался получить запрашиваемые сведения через органы дознания, следствия и прокуратуру.

А в начале 2020 года в решении по обращению жительницы Кирова Риммы Свечниковой, вдовы пациента НИИ гематологии и переливания крови, КС уже счел ограничения неконституционными. Он указал, что в законе «Об основах охраны здоровья граждан» заявлен перечень лиц, которые имеют право получить от больницы сведения о причине смерти и диагнозе пациента (супруги, близкие родственники, а также лица, указанные в информированном добровольном согласии пациента), но закон не определяет правовой режим доступа после смерти пациента к информации о мерах медицинского вмешательства — диагностике, лечении, назначенных препаратах.

КС заявил о необходимости разработать механизм обеспечения такого доступа к медицинской документации умершего пациента.

Эту задачу и решает принятый в первом чтении законопроект, который был внесен правительством России в июле 2020 года. Теперь в законопроекте, который корректирует закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ», говорится, что разрешение на доступ к информации о состоянии здоровья пациента, в том числе после его смерти, будет содержаться в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство: в нем «гражданин или его законный представитель вправе определить лиц, которым в интересах пациента может быть передана информация о состоянии его здоровья, в том числе после его смерти».

Предполагается, что порядок письменного согласия должен утвердить Минздрав.

В результате лица, указанные в добровольном информированном согласии, «имеют право непосредственно знакомиться с медицинской документацией пациента».

Отказать им могут, только если в том же информированном согласии пациент или его законный представитель пропишут запрет.

При этом в пояснительной записке к законопроекту указывается, что «необходимость указания в письменном согласии на разглашение врачебной тайны или в информированном добровольном согласии на медицинское вмешательство… обусловлена конституционным предписанием о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны». «Признание права на неприкосновенность частной жизни на конституционном уровне предполагает, что отношения, возникающие в сфере частной жизни, не могут быть подвергнуты интенсивному правовому регулированию и необоснованному вмешательству любых субъектов, которым сам гражданин доступ к указанной сфере не предоставил»,— указывают авторы документа.

Валерия Мишина

Источник