Ремонт, строительство, отделка — делаем под ключ

Белорусский националистический реванш и «ход Карабахом»: Что теряет Россия?

Белорусский националистический реванш и «ход Карабахом»: Что теряет Россия?

Ильхам Алиев и Александр Лукашенко. Иллюстрация: kp.ru

Из белорусского политического кризиса в настоящее время существует только один выход — протестующие снимают все свои требования и расходятся, а Александр Лукашенко обнуляет все административные и уголовные дела, одновременно начиная процесс конституционной реформы, заявил в интервью EADaily политолог, член верхней палаты белорусского парламента с 2005 по 2008 годы Александр Зимовский. Вместе с тем он выразил сомнения относительно того, будет ли готов Лукашенко к таким переменам, равно как и к изменениям в области выстраивания взаимоотношений с Россией, несмотря на его недавние заявления об «укреплении добрососедства и развитии сотрудничества» между «нашими братскими народами».

Белорусский националистический реванш и «ход Карабахом»: Что теряет Россия?

Александр Зимовский. Иллюстрация: maxpark.com

— Александр Лукашенко на форуме регионов Белоруссии и России вновь использовал пророссийскую риторику. Насколько его слова будут созвучны с практикой? Ждать ли нам каких-то позитивных изменений в отношениях двух стран и, если да, то в какой области?

— Аппарат Лукашенко никогда не заморачивался особой подготовкой «интеграционных» текстов для руководителя республики. Поэтому десятилетиями и для таких форумов, и вообще для общения с приезжими из России используются одни и те же пожелтевшие конспекты. Взять хоть бы тезис «губернаторы спасли наш союз», который мусолится не один десяток лет, и который кочует вслед за каждым новым спичрайтером белорусского президента. Про «спасение союза» губернаторами слышали все прошлые и нынешние российские гости Минска, и даже украинские. Равно как и про Ельцина, которому то «было всё равно», то «он санкционировал расширение контактов Белоруссии с регионами». Даже горестная статистка потерь БССР в Великой Отечественной войне Лукашенко для озвучивания предлагается так, будто это кусок страницы из букваря или бесплатного буклета для транзитных туристов. Конечно, всегда есть соблазн предаться выискиванию позитивных изменений. Но квантитативный анализ спича белорусского президента на очередном Форуме регионов Белоруссии и России показал, что интеграция между нашими странами в этом спиче не упомянута ни разу. То есть тут мы переходим в область фантастики, а у меня другая специальность.

— Белорусская оппозиция уже недвусмысленно продемонстрировала свою прозападную ориентацию, привлекая страны Евросоюза к разрешению белорусского кризиса. Почему они не обратились к России как к посреднику в разрешении возникшей ситуации? Ведь Россия даже формально является ближайшим союзником России, к которому логично было бы обратиться как к арбитру.

— Напротив, это совершенно алогично. В основе любой белорусской оппозиционности всегда лежала и лежит махровая русофобия. Наивно полагать, что кто-нибудь, начиная с Тихановской, объявит, что они справятся со строительством Союзного государства лучше и быстрее, чем Лукашенко. Мы же наблюдаем, как стратегия Тихановской строится на отрицании базовых признаков нынешней белорусской государственности, хотя бы и того же флага, герба, гимна. Националистическому белорусскому реваншу не нужны посредники из Москвы, это противоречит самой природе националистического протеста. Отсюда, кстати, в немалой степени проистекает позиция России/Путина, которая состоит в том, что белорусы должны сами преодолеть свой тяжёлый политический кризис. То есть доказать, какая из сторон обладает реальной силой и поддержкой внутри страны.

— Насколько Запад заинтересован в Белоруссии, будут ли они вовлекаться в игру и пытаться более активно влиять на белорусские процессы?

— Западу важен не результат, а сама процедура. Это как с антибелорусскими санкциями: процесс принятия санкций есть, а санкций нет. При этом сейчас Запад и так доминирует в процессе влияния на белорусские процессы, они же протесты. База для проталкивания западного арбитража на белорусские дела создана, и отлично работает, как снаружи, так и внутри Белоруссии. Или вы полагаете, что Лукашенко его ближние люди не пихают за стол переговоров? Пихают, и весьма настойчиво. Здесь ещё следует заметить, что, в отличие от России, страны Евросоюза сами лезут без мыла в арбитры белорусского политического противостояния. А поскольку все оказавшиеся за пределами республики деятели белорусской оппозиции плотно сидят на подсосе у отдельных стран ЕС, и сама «мадам президент» Тихановская является типичной политической содержанкой, они обязаны свои континентальные завтраки и ужины оттанцовывать. Отсюда подмена понятий. Западное грубое вмешательство белорусские оппозиционеры называют «посредничеством». А российский пробелорусский нейтралитет — «вмешательством».

Для европейцев «посредничество» и «диалог» это привычный набор политических приемов, направленных на легализацию людей, не способных прийти к власти законным путём, в качестве фигур, равновеликих нынешнему Лукашенко на белорусском политическом поле. Но дело даже не в этом, а в том, что публичная цель протеста — отправить белорусскую верхушку на нары, об этом на улицах и площадях Минска и других белорусских городов люди кричат в полный голос: «В Гаагу! Трибунал!» А трибунал не является синонимом диалога, это их кто-то обманул. Решение есть — толпа снимает все свои требования и расходится, а Лукашенко обнуляет все административные и уголовные дела и, по совету друзей из Сочи, начинает процесс конституционной реформы, или, по-русски говоря, внесение поправок в белорусскую конституцию образца 1994 года, по которой сегодня живет республика. А способен ли он сыграть в такую колоду? Это уже вопрос не ко мне.

— С точки зрения геополитики можно ли оценивать обострение в Нагорном Карабахе и дестабилизацию в Белоруссии как какую-то единую игру, направленную на ослабление России, которой приходится распыляться, решая сразу несколько проблем на постсоветском пространстве?

— Пока Россия ничего не потеряла. Проблема Карабаха/Арцаха является азербайджано-армянской проблемой, которая, как показали почти тридцатилетние провальные переговоры под крышей Минской группы ОБСЕ, не имеет политического решения. Есть только военный путь — установление полного контроля над спорной территорией либо армянами, либо азербайджанцами. А это возможно только силами пехоты на долговременной основе. Иначе никакие дроны, РСЗО, аэропланы и даже танки здесь не помогут, нужны солдаты, много и надолго. А где возьмёшь? Говоря цинически, вмешайся Турция в конфликт, и западные СМИ превратят Анкару в людоеда с геноцидным уклоном, у которого застарелый рецидив армянской резни. А без Турции Азербайджан, в случае затяжного конфликта, немедленно обнулится как серьезный игрок нефтегазового рынка. С Арменией и того проще — по международному праву ее позиции в этой войне признаны юридически ничтожными. Конспирологический взгляд на проблему возможен, но на деле перед нами просто естественный процесс деградации властных моделей в малых постсоветских республиках. В Армении явление Пашиняна, в Белоруссии явление Тихановской; в Азербайджане Алиев явления ждать не стал, сделал ход Карабахом. Но это всё их проблемы. Так что Россия ничего не теряет, разве что все мы скоро узнаем, что Путин проявит себя как честный маклер. Почти что Бисмарк наших дней.

Источник